Невидимое насилие

Насилие принимает разные формы в нашей жизни, и далеко не всегда мы можем рассмотреть его, заметить и изменить ситуацию


Невидимое насилие

Насилие принимает разные формы в нашей жизни, и далеко не всегда мы можем рассмотреть его, заметить и изменить ситуацию


Насилие — «преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб».

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ)


Фиксировать случаи насилия достаточно сложно, так как они происходят часто за закрытыми дверьми: дома, на работе, в медицинских и социальных учреждениях, в местах лишения свободы. Дом – это место, которое в нашем представлении должно быть максимально безопасным, место, где мы можем отдыхать, быть собой, расслабиться. Бывает так, что дом становится самым опасным местом, где насилие продолжается день за днем. Люди, переживающие насилие, зачастую не имеют внутреннего или внешнего ресурса для собственной защиты, они вынуждены молчать, скрывать и искать формы адаптации.

Согласно позиции ВОЗ, «несмотря на то, что насилие во все времена было спутником человечества, мы вовсе не должны относиться к нему как к неизбежной части нашего существования. С тех пор как появилось насилие, существуют и различные системы — религиозные, философские, юридические и социальные — призванные предотвратить или ограничить его. Ни одна из них не была абсолютно успешной, но все внесли свой вклад в борьбу с насилием».

Для снижения уровня насилия необходимо сделать все возможное для того, чтобы специалисты и общественность могли увидеть картину максимально широко. Мы все еще мало знаем об уровне домашнего насилия в наших городах. Официальная статистика не позволяет понять как часто, жертвы обращаются за помощью в полицию или в социальные службы.


Достоверно никто не может ответить, отражают ли собранные цифры реальное положение дел, потому что мы не знаем, что происходит за закрытыми дверями. Некоторые случаи шокирующие, потому что люди продолжительное время могли быть свидетелями насилия, считая, что это «дела семейные», «такие традиции», «нельзя лезть в чужую семью», «сами разберутся». Когда человек переживший/ая насилие обращается в полицию, это случай крайний зачастую. И само обращение в полицию не решает проблему: агрессор возвращается в семью, приходится жить вместе. Обратившуюся/шегося ждет длительный процесс разрыва с насильником. Но эти данные мне кажутся более реалистичными, чем те, которые мы можем получить официально
Валентина Лихошва, кандидат психологических наук


В этом коротком исследовании мы ищем альтернативные пути прояснения ситуации с уровнем домашнего насилия. Мы используем данные Telegram-канала «Министерство слуха» за год (с 1 августа 2020 по 31 июля 2021). Информация может быть неточной и не все первоначальные сообщения могут доходить до модераторов Telegram-канала.

Мы выбрали этот канал, как единственно доступный для исследования такого рода. Telegram-канала «Министерство слуха» ежедневно публикует первичные обращения в полицию города Мурманска. Очевидно, что не все обращения дойдут до суда и попадут в статистику по расследованию преступлений.

Бывает так, что в случае реального насилия, причем необязательно домашнего, а также, например, при буллинге в школах, при любых формах насилия не сообщается в полицию. Либо люди боятся обращаться, либо насильник в какой-то момент начинает идти на компромисс, либо пытается это «замять». В то же время, к сожалению, обращения в правоохранительные органы становятся механизмом манипуляций. Другими словами, не все эти обращения при качественной проверке являются фактами нарушения действующего законодательства.
Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск
Мурманск является административным центром Мурманской области. Население города составляет 282 851 человек на 2021 год. Город Мурманск является самым крупным городом, расположенным за Северным полярным кругом.
Что говорит официальная статистика?
Основная сложность в поиске официальных данных о степени распространенности домашнего насилия не только в Мурманске, но и в России в целом связана с тем, что отсутствие отдельной квалификации в УК не позволяет фиксировать эти факты в официальных данных. Случаи домашнего насилия фиксируются, но распределяются среди других статей УК и КоАП. До полиции доходят некоторые факты физического и сексуализированного насилия, а если выжившие и подают заявление, то они фиксируются как деяния без вреда для здоровья или повлекшие легкий вред здоровью. Такая ситуация не позволяет получить даже приблизительное представление о ситуации.

Сейчас в делах о домашнем насилии используются, как правило, ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116.1 УК РФ (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию) и ст. 6.1.1 КоАП РФ (побои). Напомним, в начале 2017 года побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений были переведены в административные правонарушения, если такое действие было совершено впервые. По оставшейся в Уголовном кодексе РФ ст. 116 теперь квалифицируются побои, совершенные из хулиганских побуждений либо по причине ненависти и вражды.
Официальные данные о показателях преступности в субъектах РФ публикуются на сайте Генеральной прокуратуры Российской Федерации (Портал правовой статистики). На портале можно найти информацию по 113 показателям. Здесь можно найти сведения о зарегистрированных преступлениях, предварительно расследованных преступления, направленных в суд делах и нераскрытых преступлениях в каждом субъекте РФ. При этом никакой прямой информации о домашнем насилии найти невозможно.

Мы приведем данные о преступности с января 2021 по июль 2021 года в Мурманской области:

  1. Зарегистрировано убийств и покушений на убийство (ст.ст. 30, 105, 106, 107 УК РФ) - 15

  2. Зарегистрировано преступлений по ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 59

  3. Зарегистрировано преступлений по ч. 4, ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего - 12

  4. Предварительно расследовано убийств и покушений на убийство - 17

  5. Предварительно расследовано преступлений по ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 66

  6. Предварительно расследовано преступлений по ч. 4, ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего - 14

  7. Количество убийств и покушений на убийство, уголовные дела о которых направлены в суд - 17

  8. Количество преступлений по ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, уголовные дела о которых направлены в суд - 65

  9. Количество преступлений по ч. 4, ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, уголовные дела о которых направлены в суд - 14

Эти данные мало информативны для понимания того, что происходит в регионе или городе, понять сколько обращений было в полицию за указанный период, сколько из них было расследовано и сколько из них дошло до суда невозможно. Анализ качественных данных и поиск альтернативных источников информации может сделать ситуацию более прозрачной.




Все сообщения о фактах насилия, которые по критериям подходили под насилие партнерское, насилие над детьми и престарелыми, группировались по месяцам. Всплеск сообщений о насилии приходится на январь, который традиционно связывают с большим каникулами и множеством праздников.

Большую тревогу вызывают сообщения о насилии над детьми. В сообщениях видно, что и родственники, и посторонние люди, и сами дети обращаются в полицию за помощью. Уровень таких обращений значительно ниже, чем обращений от женщин. Может ли это означать, что дети реже сталкиваются с насилием в свой адрес, чем другие?



Я предполагаю, что заявлений и обращений о насилии над детьми меньше, потому что насилие над детьми нормализовано. Люди все же реже реагируют на насильственные действия по отношению к детям со стороны родителей, бабушек, дедушек. Насилие (толчки, шлепки, дергания и удары) рассматривается как часть воспитательного процесса, а дети как собственность родителей. И многие становясь свидетелями, даже имея желание помочь, не знают, куда обращаться и имеют ли они право обращаться в полицию. Сами дети редко обращаются в полицию за помощью из-за страха последствий для родителей, в том числе из-за возрастных особенностей, из-за незнания, куда обращаться и имеют ли они право на защиту.
Валентина Лихошва, кандидат психологических наук
У нас начинает развиваться положительная тенденция, я по своей работе вижу, перестали воспринимать насилие в отношении детей как норму. Если где-то у соседей кричат и бьют ребенка, кто-то из окружающих обязательно заявит. Историй, когда ребенок много лет подвергается жестокому обращению и никто не обращается за помощью, их становится все меньше. Как правило сигналы поступают, но вопрос не обрабатывается правоохранительными органами. Я знаю, что в Карелии есть жесткая практика, вплоть до того что дети изымаются временно из семьи. Вопросы по защите прав рассматриваются на комиссии по делам несовершеннолетних, но потом дети возвращаются, выносятся рекомендации, обратиться за психологической помощью, за коррекцией родительско-детских отношений.
Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск


Все эти обращения дошли до полиции города Мурманска, но какие дальше действия были проведены, мы не можем отследить.


Tilda Publishing
Tilda Publishing
Есть определенные барьеры в реагировании на такие обращения. Во-первых, сотрудники правоохранительных органов, подвержены личностным изменениям. Они работают в ситуации горя. Страшные случаи у них ежедневно перед глазами, поэтому чувствительность к таким вопросам уже практически отсутствует и для них домашнее насилие – это не очень ужасные какие-то вещи, это обычная часть их жизни. Во-вторых, гендерные стереотипы, которые действуют и в полицейской среде. Обратившаяся за помощью женщина рискует столкнуться с разговорами о том, что «она сама виновата» или «спровоцировала» автора насилия. Ведь любой сотрудник и сотрудница полиции не исключены из общества, они не являются каким-то отдельно действующими элементами и являются носителями тех же гендерных стереотипов, что и все население России. В-третьих, к сожалению, у того же участкового очень мало реально действующих механизмов, позволяющих эффективно отреагировать на ситуацию домашнего насилия.
Валентина Лихошва, кандидат психологических наук
Однозначно ничего не остается незамеченным, все регистрируется, А вот как эти обращения отрабатываются зависит от каждого конкретного сотрудника полиции. К сожалению, это всегда вопрос личностный, а не только регламент. Поступило обращение, зарегистрировано, участковый должен, выйти на адрес либо вызвать к себе участников, разобрать всю ситуацию и по результатам принимается решение о возбуждении уже административного дела, если оно целесообразно. Бывает и так, что есть элементы, которые не входят в состав административного законодательства, ссоры например. Но в той ситуации сотрудник полиции должен выйти пообщаться, со всеми членами семьи, причем желательно раздельно, и предложить какие-то технологии разрешения проблемы.


Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск


Мы видим, что в сообщениях о насилии в общем чуть больше пострадавших мужчин. Но при анализе ситуаций партнерского насилия среди пострадавших, обратившихся за помощью, (или при обращении третьих лиц) подавляющее большинство женщин. При этом разница настолько очевидна, что списать ее на случайность просто невозможно. Еженедельно сообщения в Telegram-канале «Министерство слуха» пополняются новыми краткими «Избил муж», «Побил сожитель». Почему же женщины не могут выйти из ситуации домашнего насилия?



Согласно опубликованным ВОЗ оценкам, примерно каждая третья женщина (30%) в мире на протяжении своей жизни подвергается физическому и/или сексуализированному насилию со стороны интимного партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица


Мы уверены, что большая часть людей, переживших домашнее насилие все еще не обращается за помощью в полицию, социальные службы и специальные центры помощи. Значительная часть фактов домашнего насилия остается невидимой, в том числе из-за перекрестной стигмы. Женщины-мигрантки, пострадавшие в однополых парах, люди с инвалидностью и люди с ментальными особенностями и другие имеют меньше возможностей для того, чтобы заявить о своей потребности в защите.
Если мы говорим про Мурманск, при его размерах, цифры занижены. Из этой статистики будут выпадать лица, находящиеся на территории города нелегально, мигранты, определенные национальные группы, потому что они не соглашаются, либо не могут обратиться за помощью и защитой в силу юридических каких-то формальностей, в силу национальных особенностей, где насилие это норма, они выпадают из этой статистики.
Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск
Исследование нужно ровно для того чтобы, потом какую-то законодательную базу для этого сделать, для того чтобы мы понимали какое количество шелтеров нам нужно, чтобы понимали какую социальную помощь мы должны предоставлять, может быть женщине нужно помочь с получением профессии, ребенку помочь с устройством в школу». Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск
«Такого рода исследования крайне важны для альтернативного взгляда, потому что статистика сухая и невозможно прописать факты домашнего насилия пока данные даются в графе вроде «бытовые преступления». Собирая информацию даже по частям, мы получаем максимально объективную картину. Кроме того, такой анализ по каждому городу позволит глубже понять механизмы домашнего насилия, фиксировать факты и снижать домашнее насилие общими усилиями.


Валентина Лихошва, кандидат психологических наук


Итак, мы не претендуем на то, что этот анализ позволит полностью увидеть картину домашнего насилия даже в одном отдельном городе. Мы делаем шаг для того, чтобы узнать больше используя альтернативные источники информации.

Что могут сделать люди, пережившие или

переживающие насилие в семье?
"Сейчас есть большое количество социальных центров, где готовы оказывать помощь. Опять же здесь вопрос расстановки приоритетов, социальные центры предлагают часто общие комнаты с другими мамами. Формально есть куда обратиться, есть куда уйти даже на какой-то отрезок времени, просто это часто нехватка моральных ресурсов для того чтобы правильно расставить приоритеты: твоя жизнь или качество кровати на которой ты спишь?"

- Екатерина Беседина, Центр помощи пострадавшим от насилия «Крылья», г. Петрозаводск
~
"Есть сейчас большое количество организаций и центров, предлагающих комплексную помощь: правовую поддержку, психологическую и социальную. Но их все равно недостаточно. Зато доспутнее стала помощь через социальные сети, сайты».

- Валентина Лихошва, кандидат психологических наук

Список некоторых НКО, Инициатив и социальных центров, где можно получить помощь
  • Благотворительный фонд «Мама-Дом» (Петрозаводск, Карелия) https://vk.com/mamadomfond
  • Центр социальной помощи семье и детям Сыктывкара (Сыктывкар, Коми) https://vk.com/cspsid
  • АРОО «Кризисный центр «Надежда» (Архангельск) +7 (8182) 69-50-00
  • Отделение помощи семьям и женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации (Архангельская обл., Г.Нарьян-Мар) +7 (1853) 4-18-00
  • Отделение помощи женщинам и женщинам с детьми, оказавшимся в трудной жизненной ситуации г. Мурманск https://vk.com/clubhelp436076
  • Мурманский центр социальной помощи семье и детям +7 (8152) 43-60-76; +7 (952) 299-60-34
В других регионах
Уполномоченные по правам ребенка в регионе
  • Сараев Геннадий Александрович, г. Петрозаводск, +7 (8142) 76-01-20, mail: office@deti-karelia.ru
  • Андреева Алевтина Васильевна, г.Мурманск, +7 (8152) 486-596, +7 (8152) 486-588, e-mail: rebenok@gov-murman.ru
  • Козлова Татьяна Анатольевна, г.Сыктывкар, +7 (912)-12-500-50, +7 (8212) 206-152 e-mail: komy@rfdeti.ru
  • Молчанова Елена Владимировна, г. Архангельск, +7 (8182) 28-81-71, arhdeti@dvinaland.r
Мы выражаем благодарность Telegram-каналу «Министерство слуха» за ежедневную работу!

Авторка идеи - Валентина Лихошва
Сбор и анализ данных - Дэниз Айхан
Визуализация и верстка - Наталия Донскова
Экспертка - Екатерина Беседина

В рамках работы инициативной группы "Равные"

Made on
Tilda